Проблемы Правового Положения Холдингов в России

Типы холдингов

В современной юридической практике можно выделить несколько типов (организационных форм) объединений юридических лиц, в которых каждый из участников сохраняет свою относительную (юридическую) самостоятельность. Однако Гражданский Кодекс Российской Федерации, регламентирующий существование и деятельность юридических лиц в России, закрепляет юридический статус только за одной организационно-правовой формой подобных объединений — за ассоциациями (союзами), не смотря на все более широкое распространение такой формы предпринимательских объединений, как холдинги.

Сегодня общая тенденция субъектов предпринимательства к объединению в холдинговые структуры создает некоторые сложности, которые могут возникнуть даже при определении реальных владельцев (конечных бенефициаров ) тех или иных компаний. В качестве примера могут послужить известные в России телепрограммы «НТВ» и «ТНТ», владельцем которых является один из крупнейших холдингов России «Газпром – Медиа Холдинг», который в свою очередь является дочерней компанией ПАО «Газпром».

Анализ понятия холдинга, холдинговых отношений, а также перспектив развития законодательства в данной сфере являются актуальными как с практической, так и с теоретической точки зрения.

Практическое значение состоит в том, что холдинги, являясь активными участниками экономического оборота, нуждаются в более полной, совершенной, а не фрагментарной правовой регламентации.

Теоретическое же значение заключается в переосмыслении принципа юридического равенства субъектов гражданского права, которое вызвано контролем и экономической зависимостью,лежащими в основе холдинговых отношений.

На сегодняшний день холдинговые компании являются активными участниками рынка и играют все более заметную роль в экономике страны. При этом многие организации используют в своем наименовании слова «холдинг» или «холдинговая компания», но единое, четкое доктринальное и законодательное закрепление понятий данных терминов отсутствует.

Стоит обратить внимание, что «четкого законодательного определения понятий холдинга и холдинговой компании нет не только в России, нои по большей части в других государствах. В разных государствах так называемые холдинги именуются разными терминами: например, в Германии — концернами, в Японии — кейруцу, в Корее — чеболем».

Подходы к определению понятия «холдинг»

Всего существует два подхода к определению понятия «холдинг» — узкий и широкий. В узком смысле холдинг представляет собой только материнскую компанию.

Так, в Российском энциклопедическом словаре холдинг определяется как «акционерная компания, использующая свой капитал для приобретения контрольных пакетов акций других компаний с целью установления контроля над ними».

В широком же смысле холдинг определяется как совокупность взаимосвязанных участников (хозяйствующих субъектов), осуществляющих совместную деятельность.

Такое определение дает профессор И.С. Шиткина, котораяопределяет холдинг как «форму предпринимательского объединения, представляющую собой группу организаций (участников), основанную на отношениях экономической зависимости и контроля, участники которой, сохраняя формальную юридическую самостоятельность, в своей предпринимательской деятельности подчиняются одному из участников группы – холдинговой компании (головной организации), которая, будучи центром холдингового объединения, в силу владения преобладающими долями участия в уставном капитале, договора или иных обстоятельств прямо или косвенно (через третьих лиц) оказывает определяющее влияние на принятие решений другими участниками группы» .

Е.А. Суханов , В.А. Лаптев и Е.Н. Кравченко также определяют холдинг как совокупность материнской и дочерних, зависимых компаний.

Что говорит закон

Анализируя понятие холдинга, стоит указать и на содержащееся в проекте федерального закона «О холдинге» (далее проект) «широкое» определение холдинга. Так в пункте 1 статьи 2 проекта законодатель определяет холдинг как «совокупность двух и более юридических лиц (участников холдинга), связанных между собой отношениями (холдинговыми отношениями) по управлению одним из участников (головной компанией) деятельностью других участников холдинга на основе права головной компании определять принимаемые ими решения» .

Однако проект, принятый Государственной Думой в 1999 году и одобренный Советом Федерации в 2000, был отклонен Президентом в 2001 году, а затем был отправлен на доработку, но Государственная Дума сняла проект с повторного рассмотрения, и по сегодняшний день подобных законопроектов на рассмотрение не вносилось.

В отсутствие такого специального закона «правовое регулирование холдингов приобретает отстающий от современной предпринимательской практики усечено-фрагментарный характер».

Очевидно, что закон «О холдинге» выгоден в первую очередь государству, а также кредиторам холдинговой компании, ведь отсутствие единого правового инструментария делает холдинговые отношения непрозрачными как для государства, так и для кредиторов. Что же касается самих участников холдинга, то на наш взгляд, отсутствие специального законодательства предоставляет им абсолютную автономию и самостоятельность, возможность действовать по уже сложившимся общепринятым для холдингов правилам, а иногда и вовсе игнорируя их.

Так, для законного распределения кредитных средств головной компанией между иными участниками холдинга банки требуют подписания договора о совместной деятельности. Такое возможно, когда холдинговая компания была основана на базе ранее существовавшего предприятия, и конечный продукт получен совместными усилиями всех участников холдинга. Но если участники холдинга занимаются разнородной (технологически не связанной) деятельностью и не состоят в отношениях производственной (хозяйственной) кооперации, то подписание такого договора представляется проблематичным, ибо представляет собой нарушение закона.

Мнение экспертов

По мнению же ряда специалистов проект рассматриваемого федерального закона сформулирован его составителями неполно, был «сырым» и не в меру общим. В нем отсутствовала регламентация взаимоотношений холдинга с налоговым, антимонопольным органами, не урегулированы вопросы внутреннего взаимоотношения в холдингах, а также вопросы контроля и управления.

В связи с этим О.А. Лазарева предлагает избежать принятия специальных нормативно-правовых актов и урегулировать взаимоотношения «в холдинговых объединениях путем определения всевозможных изменений как в корпоративное, так и в антимонопольное законодательство». При этом в настоящее время законодателем активно используется данная система. Так, Федеральный закон № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее закон о конкуренции) от 26 июля 2006 г. заключает в себе определение «группа лиц» (ст. 9). Помимо этого, в законе о конкуренции содержится норма о контроле над экономическими концентрациями (гл. 7), которая напрямую касается холдинговых объединений.

Закон о конкуренции относит к группе лиц холдинговые компании , определяя их в качестве самостоятельных и единых хозяйствующих субъектов. В свою очередь Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» закрепляет понятие банковского холдинга (субъекта банковских отношений), определяя его как «объединение юридических лиц, включающую хотя бы одну кредитную организацию» .

Что же в таком случае понимать под объединением юридических лиц под властью одной головной компании – холдингкак объединениелиц или холдинг как холдинговую компанию, управляющую самостоятельными компаниями, входящими в объединение?

Так, Н.Ю. Псарева не дает четкого разграничения между рассматриваемыми предпринимательскими объединениями и понимает под «холдингом или холдинг-компанией общество, главной областью деятельности которого является рассчитанное на длительный срок участие в одном (или нескольких) самостоятельном(ых) в правовом отношении других обществ (дочерних), позволяющее ему определять и контролировать деятельность этих обществ».

Наша точка зрения

На наш взгляд, наиболее четкая позиция в отношении рассматриваемых понятий была предложена профессором И.С. Шиткиной. Автор указывает на то, чтопонятия «холдинг» и «холдинговая компания» являются равнозначными. При этом профессор выделяет холдинговую компанию (холдинг) в широком и узком смыслах. Так, под холдинговой компанией в широком смысле И.С. Шиткина понимает «совокупность двух или более коммерческих организаций, одной из которых является основное (преобладающее) общество, а остальные — дочерние и (или) зависимые общества» . В узком же смысле холдинговую компанию автор определяет, как основное(преобладающее) общество, «способное определять решения дочерних и зависимых обществ».

Анализ доктринальных исследований, относящихся к исследуемым предпринимательским объединениям, показал, чтоединое и четкое определение данных структур отсутствует. Такие противоречия нуждаются в разрешении средствами правового регулирования, в связи с чем, С.С. Сулакшин предлагает развести и определить более четко понятия «холдинг» и «холдинговая компания» на законодательном уровне. Автор считает необходимым «термин «холдинговая компания» применять к так называемой материнской или головнойкомпании, а термин «холдинг» — к совокупности всех связанных юридических лиц».

По причине отсутствия законодательного закрепления данных понятий на практике возникает немалое количество эпатажных, а порой и криминальных имущественных споров. Так, используя процедуру банкротства субъекты предпринимательской деятельности могут получить контроль над конкурентами путем покупки долгов предприятия, в последующем осуществив нужные действия в соответствии с законодательством о банкротстве. В законодательстве о банкротстве отсутствуют нормы, учитывающие особенности правового положения лиц, входящих в одну группу лиц с должником, при включении требований таких лиц в реестр требований к нему и получении большинства голосов в собрании кредиторов.

При этом такие требования могут являться искусственно созданными: к примеру, образовываться путем заключения должником, предчувствующим свое скорое банкротство, договоров займа со своим аффилированным лицом, заведомое невозвращение заемных средств по которым откроет такому аффилированному лицу дорогу в реестр. Аффилированные кредиторы, оказавшись в большинстве, могут, к примеру, заключить мировое соглашение, условия которого будут максимально щадящими для должника.

Также процедура банкротства используется для целей преобразования или разделения частей холдинговых структур, отчуждения части какой-либо группы с последующим включением в свой холдинг.

Выводы

Все выше сказанное позволяет сделать вывод о том, что нормативно-правовая база, которая требуется для регулирования правового положения и деятельности крупных предпринимательских объединений, именуемых холдингами, в российском законодательстве практически отсутствует.

На наш взгляд, необходимым является принятие специального закона «О холдингах», который закрепил бы базовые понятия холдинговой формы предпринимательской деятельности, устранил бы противоречия и пробелы, имеющиеся в действующем гражданском, налоговом и антимонопольном законодательстве, а также стал бы преградой конфликтам, возникающим в вследствие злоупотребления хозяйствующими субъектами возможностями, предоставляемыми этими противоречиями и пробелами.

Похожие услуги юристов и бухгалтера:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю пользовательское соглашение.

Юрилогия